Вопросы для Плахотнюка и Шора, которые могли бы задать прокуроры

15267976_1858870551016130_9131707652907000324_nК сожалению, эта статья Вячеслава Платона запоздала, так как слушания в Парламенте по вопросу «кражи века» уже прошли. Из-за препон, чинимых администрацией СИЗО №13, его встречи с адвокатами , в нарушение всех его конституционных прав, лимитированы до предела. Вячеславу не дают времени не то, что на передачу статей для ФБ, ему не дают времени ознакомиться с материалами уголовного дела, согласовать с адвокатами линию своей защиты. Сегодня адвокаты смогли прорваться к Вячеславу лишь в конце дня и всего лишь на 40 минут.

Уважаемые господа депутаты!

Как я недавно узнал, по инициативе г-на Ю.Цапа, у вас намечаются очередные слушания по вопросу «кражи века». Я несказанно рад, что эта тема не сходит с вашей повестки дня. С некоторых пор и по весьма определенным причинам этот вопрос теперь остро стоит и для меня. Времени свободного теперь у меня появилось достаточно, что позволило мне подробно и досконально разобраться в сложившейся ситуации. С удовольствием поделюсь с вами, уважаемые господа депутаты, своими наработками. И чтобы очередное слушание не превратилось в уже привычную раздачу лапши народу Плахотнюком и Шором, я подстрахую вас несколькими вопросами, которые наверняка собьют спесь с ваших респондентов и приведут их в полное уныние.

Но для начала я подготовил справку, в которой в хронологическом порядке приведены действия публичного и законодательного порядка, приведшие к столь трагическим для страны последствиям. Из этой справки вам станет ясно, что переход Банка де Економий в частные руки и «ограбление века» — две составляющие единого преступного сценария, проведенного Владом Плахотнюком и его ручным консильери Андрианом Канду.

Вам, людям в политике искушенным, по проведенным законодательным актам, по их медийному сопровождению, сразу станет ясно, кто за чем стоит. Вам отлично известен механизм, как такие проекты готовятся, продвигаются и принимаются. Не мне вам разъяснять, вы сами все увидите и поймете. Хочу лишь обратить ваше внимание на одну деталь: под большинством постановлений и законов стоит подпись г-на Лянкэ, человека так же далекого от этих вопросов, как я далек от квантовой механики.

Вторая инициирующая подпись прямо под подписью г-на Лянкэ не менее примечательна. Это подпись человека, сидящего прямо сейчас перед вами на трибуне. Имя этого героя, технично, но незаслуженно выпавшего из общественного внимания – Андриан Канду. А ведь это именно его за четыре месяца до выборов забросили в Правительство на должность вице-премьера. И забросили его с единственной целью законодательного оформления «кражи века». Вы, как люди сведущие, наверняка и сами не раз задавались вопросом: ну, кто за четыре месяца до отставки идет на должность. Правильно! Тот, у кого есть конкретное задание и конкретный план.

Теперь по существу подготовленных мной вопросов.

1. Г-н Цап, в своем выступлении в Парламенте, Вы требуете ответа, почему до сих пор нет второго отчета Kroll. Передаю Вам официальный ответ Прокуратуры антикоррупции, где они отказываются принимать во внимание даже первую часть отчета Kroll, по причине того, что этот отчет не переведен на румынский язык. Они его не просто не читали, они его официально отказываются читать! Сами понимаете, что вторая часть отчета им тем более не нужна. Ведь так можно, не дай Бог, и украденные деньги найти. Уже из первого отчета становится предельно ясно, где эти деньги нужно искать.

2. Второй вопрос хочу адресовать непосредственно Андриану Канду. Почему Комитет по финансовой стабильности, заседавший 07.11.14 г. и констатировавший банкротное состояние 3х банков, рекомендовал выдать им гарантию? 13.11.14. Правительство решило эту гарантию дать. 17.11.14 Минфин ее выдал. А Нацбанк ввел временную администрацию лишь 29.11.14. и 01.12.14? А в это время в период с 17 по 28 ноября 2014 года увеличивались обязательства этих 3х банков, выводились активы и заметались следы.

3. Почему после выдачи гарантии Минфина 17.11.14 года Викториабанк выдал ВЕМу кредит в размере 1.839.000.000 лей, который был похищен, а затем возвращен НБМ? Как вообще стала возможна выдача столь крупного кредита, когда по нормативам председатель Правления Викториабанка имел право выдать не больше 80 млн. лей?

4. Почему НБМ так и не отреагировал хотя бы на нарушение г-жой Политовой этих нормативов? Я уже не говорю о ее очевидной причастности к «краже века».

5. Когда еще за всю 25тилетнюю историю молдавской банковской системы один банк одалживал другому сумму хоть близко приближающуюся к цифре в 1.839.000.000 лей? А все это было выдано в валютном эквиваленте.

6. А сколько всего валюты на тот момент было на корреспондентских счетах Викториабанка в первоклассных банках?

7. За пять дней до этого поменялся собственник 38,2% акций Викториабанка. Г-н Платон, продававший эти акции, уверяет, что продал их г-ну Плахотнюку, через посредничество Илана Шора. Хоть кто-то когда-то проверял этот вопрос?

8. Почему Прокуратура отказалась проверить показания Платона и Шора на полиграфе, с привлечением иностранных специалистов? Им что, не интересно, кто говорит правду?

9. Первым вице-президентом Викториабанк на тот момент был Корнел Гимпу, сын известного диссидента и патриота Молдовы Георгия Гимпу. Он, скорее всего, в этой афере не участвовал, но много о ней знает. Может ли он ответить перед всей страной, как все было на самом деле?

10. Вопрос для Михая Гимпу. Все похищенные в ВЕМе кредиты были прогарантированы, в том числе и деньгами на депозитах российских банков. Кто-то попытался взыскать с них задолженность по этим гарантиям? Хотя бы претензии были выставлены? А ведь об этом черным по белому написано в отчете Kroll.

11. Почему отмывание российских денег проходило через Unibank? А после введения временной администрации НБМ кто из НБМ это курировал? И почему Центр антикоррупции по привычке пропускал эти платежи?

12. Деньги, которые возвращаются в ВЕМ, и о которых рапортует Правительство, это деньги по выданным кредитам до прихода Шора в банк. А Шор хоть один лей вернул в банки? Хоть один лей?

13. Общеизвестно, что Avia Invest – это компания Шора. Кетрару на одном из слушаний Парламента заявил, что часть украденных денег была вложена в аэропорт. Наложены ли аресты на счета Avia Invest и на его имущество?

14. Деньги на покупку 38,2% акций Викториабанка в размере 12,5 млн $ на Молдавскую биржу пришли из ВЕМа. Это произошло уже после решения Правительства о выдаче гарантии. Хоть кто-то проследил источник происхождения этих денег?

15. Почему НБМ из своих резервов вернул за ВЕМ по 10 млн. $ Молдинконбанку и Агроиндбанку, когда под эти кредиты были залоги третьих лиц в виде 38,2 % акций Викториабанк? Тем самым НБМ искусственно увеличил на 20 млн.$ дыру в ВЕМе. Причем вернул НБМ эти деньги досрочно и насильно, потребовав их отозвать в ультимативном порядке. Ответ прост: чтобы освободить уже перешедшие к Плахотнюку акции из-под залога.

На все эти вопросы до сих пор нет ответов. Если ответы прозвучат, то будут они либо глупыми, либо саморазоблачающими. Но именно ответы на эти вопросы способны дать ясную и четкую картину, кто преступник, и почему деньги до сих пор не найдены. А нелепые попытки спихнуть вину на непричастных выглядят уж очень фальшиво.

Многоуважаемые господа депутаты! Это лишь первая часть вопросов, ответы на которые изобличают преступный сговор Плахотнюка, Канду, Дрэгуцана, Кетрару, прокуроров и Илана Шора. Есть еще и вторая часть вопросов, еще более убийственная. Но я смогу ее озвучить позже, когда можно будет рассчитывать на объективность и справедливость следствия.

С уважением, Вячеслав Платон

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s