Вячеслав Платон передал общественности доказательства вины Плахотнюка и Шора в краже миллиарда

57458_plat.l         Уважаемые сограждане!

Тот общий уровень некомпетентности и поверхностности, когда общественное мнение и влияющая на это мнение пресса, абсолютно не готовы к критическому анализу и селективному восприятию информации, позволяет наиболее извращенным членам политикума оболванивать граждан, прессу, интеллигенцию и коллег по цеху. Штампы и клише, пустые утверждения, поливающие грязью всё и вся, стали мигрировать из одного новостного сообщения в другое. Отсутствие логики, последовательности, взаимной связи – эти разумные категории, кажется, совершенно чужды для общественного мнения Молдовы.

Особенно тяжело осознавать это, находясь в моей ситуации: когда даже дело, имеющее широкий общественный резонанс, не может быть честно рассмотрено и представлено на суд общественности. И это при предъявлении полных и неопровержимых доказательств с нашей стороны. Просто эти доказательства никто не читает и тем более не вникает. Но я все равно попытаюсь максимально доступно представить все имеющиеся материалы и доказать не только свою невиновность, но и обличить истинных виновников кражи века. Постараюсь тезисно разложить все ситуацию по полочкам.

При этом я не буду представлять все доказательства прямо сейчас. Пока и тех документов, которые я предоставляю, вполне достаточно для установления факта, что дело грубо сфальсифицировано сотрудниками НЦБК и Прокуратуры антикоррупции.

  1. I. Прокуратура утверждает, что я через подконтрольные мне фирмы в декабре 2011 года взял в Викториабанк кредиты в размере 40 млн. $ и направил их на свои нужды.

В качестве доказательства прокуратурой приводятся показания Председателя банка Наталии Политовой, племянника Михая Гимпу – Корнела Гимпу и начальника юридического управления Викториабанка Корнела Поповича. В деле прилагается мое личное поручительство за указанные компании и залоги аффелированных со мной лиц. Из всего вышесказанного следствие делает вывод, что я являюсь конечным бенефициаром данных средств.

Мои аргументы и доказательства

Данные кредиты были взяты инвесторами для покупки 38,2% акций Викториабанка, 28% акций ВЕМа, 50,3%  Asito, 85% страховой компании Victoria Asigurări и 100% компании Alfa-Engineering, владеющей гостиницей «National». За все это инвесторы, интересы которых я представлял в Молдове, заплатили Плахотнюку 80 млн.$. Как оказалось в последствии, большая часть этих акций была похищена Плахотнюком у бизнесменов Виктора и Виорела Цопа в результате рейдерских атак 2011года.

Деньги были выгнаны из Викториабанка на один день и тут же вернулись назад на счет эскроу, который был открыт в Викториабанке специально для данной сделки с Плахотнюком.

Прилагаются следующие документы:

а) схема движения денег;

Схема4

б) платежки на иностранные компании;

в) платежки с этих иностранных компаний на компанию Westburn Enterprises Ltd.;

г) платежка с Westburn Enterprises Ltd.на Викториабанк на счет эскроу;

д) договор по эскроу счету, подписанный Инвестором, вице-президентом банка Вангели и Андрианом Канду;

ж) платеж со счета эскроу в размере 75 млн.$ на компанию OTIV Prime Holding B.V., полностью принадлежащую Плахотнюку, о чем он лично не раз заявлял в прессе.
(Суд отказался востребовать от Victoriabank’а данный документ)

ВЫВОДЫ:

  • Главным выгодоприобретателем кредитов, полученных в Викториабанке был Плахотнюк, так как в конечном итоге деньги получил он.
  • Плахотнюк похитил у бизнесменов Цопа их имущество. А самих бизнесменов осудил по сфальцифицированным уголовным делам, чем вынудил их эмигрировать за границу.
  • Прокуратура и Центр БК знали эту всю информацию из моих показаний. Но несмотря на мои требования, проверять не стали. Такой подход к расследованию может означать лишь одно: следствие работает по указке Плахотнюка.
  • Свидетели Наталья Политова, Корнел Гимпу и Корнел Попович лжесвидетельствуют, когда не называют истинных целей получения кредита, и лгут, на какие цели были направлены деньги. Достаточно странно выглядит и то, что эти свидетели совершенно ничего не помнят, за исключением того, что «компании принадлежат Платону», и «он взял деньги на собственные нужды». Странная такая амнезия, избирательная: вот декабрь 2011 года они помнят, а ноябрь 2014 года и другие периоды – нет. Следует особо отметить, что на протяжении 3х лет данные банкиры фальсифицировали отчетность для НБМ и предоставляли недостоверные сведения о нарушении нормативов при выдаче кредитов в одни руки. В западных судах таких свидетелей называют «незаслуживающими доверия».

 

  1. II. Прокуратура обвиняет меня в том, что я путем обмана И.Шора, взял в долг у ВЕМа 860 млн. лей на его фирмы под залоги денежных средств российских банков.

Основанием для данных обвинений служат показания И.Шора и частично Стеллы Пахоми, которая утверждает, что я через неё передавал И.Шору реквизиты компаний Zenit Management Lmd. и Ancor Gateway Sistem. Именно на эти компании И.Шор перечислил деньги общей суммой 860 млн. лей. Показания Шора и Пахоми прилагаются.

Следует обратить особое внимание на тот факт, что и И.Шор, и Ст. Пахоми на момент дачи показаний находились в заключении, а после дачи показаний были незамедлительно отпущены под домашний арест. Но даже не это самое главное. Вернемся к тому, что Прокуратура совместно с Шором и Пахоми хотят доказать, что компания Zenit Management Lmd.принадлежит мне. И я, в свою очередь, дал им реквизиты, на которые Шор и перечислил деньги.

Мои аргументы и доказательства:

а) Схема фирм Шора, семь из которых, по признанию самого Шора, принадлежат ему, а вот Zenit Management Lmd. – Платона. Из этой схемы ясно видно, что все 8 компаний зарегистрированы по одному и тому же адресу. А компании Zenit Management Lmd.и Nord LP, которую Шор признает своей, зарегистрированы одними и теми же учредителями и в один и тот же день. Более того все компании имеют счета в одном и том же латвийском банке Privatbank Latvia. 4 из 8ми компаний, в том числе и Zenit Management Lmd., подали уведомления о прекращении деятельности в один и тот же день – 07.07.15. Этих данных вполне достаточно, чтобы убедиться в наличии единого центра владения и управления этими компаниями.

б) Выписки по компании Zenit Management Lmd. НЦБК через правоохранительные органы Латвии запросил выписки по счёту и IP-адрес, с которого управлялись компании Шора и Zenit Management Lmd. Из 17 листов выписок по компании Zenit Management Lmd.в материалах дела представлен всего лишь один листик. 16 листов из 17ти были скрыты Прокуратурой и НЦБК. Также ими был скрыт ответ от Privatbank о том, что все платежи по всем 8ми компаниям исходили с одного IP-адреса. И этот адрес находился в офисе компании Dufremol, а отправлял все платежи, включая и платежи компании Zenit Management Lmd., бухгалтер Александр Петров.

в) Согласно выпискам по счетам компании Zenit Management Lmd., деньги также шли на счета компании Terios Sistems Holding из города Белиз, открытых в Викториабанке в размере 13.600.000 долларов. Эти деньги также были от ВЕМа. Но и это еще не все!

г) 34 млн.$ прошли через компанию Zenit Management Lmd. 26.11.14. на фиктивное закрытие долгов компаний Шора перед ВЕМом через Banca Socială, что неопровержимо свидетельствует о принадлежности компании Zenit Management Lmd. к группе Шора.

д) А еще все вышеперечисленные факты свидетельствуют о фальсификации доказательств со стороны НЦБК и Прокуратуры с целью привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного человека. Так же отсюда следует вывод, что И.Шор и Стелла Пахоми лжесвидетельствуют, когда говорят о принадлежности компании Zenit Management Lmd. Платону. Эти свидетели не могут заслуживать доверия.

ж) Также у компании Zenit Management Lmd. открыт счет в Unibank, который также никто не стал проверять.

III.    На момент кредитования у ВЕМа не было ресурсов и необходимых средств.

Поэтому Викториабанк зачислил на ностро счет ВЕМа в Викториабанке 2 млрд. лей для создания видимости наличия средств. Именно этими средствами тут же и были прокредитованы компании Шора. При этом деньги со счета ностро в Викториабанке не двигались. То есть была создана искусственная задолженность ВЕМа перед Викториабанком для дальнейшего ее погашения НБМом. Связь между межбанковскими кредитами и возвратом денег в Викториабанк отмечена в рапорте сотрудника НЦБК Евгения Сырбу. Но в последующем, с целью сокрытия кражи, этот вопрос был закрыт.

а) рапорт прилагается;

б) отчет Kroll прилагается;

kroll

в) Постановление Правительства, где возврат банкам осуществляется без прохождения комиссии.

 

ВЫВОДЫ:

 

  1. Это свидетельствует о том, что одним из механизмов хищения была выдача ВЕМу фиктивных кредитов для последующего их возврата за счёт кредитов НБМ.
  2. Характерно, что для этого Канду вписал в Постановление Правительства условие, по которому с банками рассчитывались вне очереди и без прохождения вневедомственной комиссии. Иначе все бы сразу вскрылось и привлекло внимание.
  3. В этом непосредственно участвовали А.Канду, Д.Драгуцану, Плахотнюк, как координатор и выгодополучатель, С.Яралов, лжесвидетели Политова и Гимпу, руководство ВЕМа.

 

  1. IV. Переоформление И.Шором кредитов на себя.

Так как кредиты были взяты на покупку акций у Плахотнюка, при возврате акций обратно Плахотнюк резонно предложил забрать эти кредиты в счёт расчетов, и он сам уже будет вместе с Шором их обслуживать. В результате Шор переоформил на себя два кредита на общую сумму 20.253.023 USD, из которых он сразу оплатил Викториабанку 4.700.000 USD. А на остальную сумму выдал залоги. Причем в этот же день 07.11.14. Викториабанк выдает кредит в 100 млн. лей ВЕМу, и деньги тут же возвращаются назад в Викториабанк.

                              Мои аргументы и доказательства:

                              а) договор перевода долга;

                              б) договор цессии;

                              в) акты приема-передачи векселей;

                              г) показания Политовой;

д) отчет Kroll (смотреть странице 69);

ж) выписки из реестров залогов под эти задолженности;

                              з) уведомление от Викториабанка о погашении кредита и прекращении обременения по предыдущим залогам;

к) допрос Дионисия Палади;

                              л) допрос Шора.

Данные документы доказывают, что Шор и стоящий за ним Плахотнюк в рамках сделки приняли на себя кредиты, как форму оплаты за возвращаемые акции. Из показаний Шора следует, что он скрыл частичную уплату кредита и выставление залогов по нему. Так же он скрыл получение своими компаниями векселей в счет переданных долгов. Он все это представил, как «его просто Платон попросил переоформить на себя долги». Вот так наивно и просто.

Далее данные документы доказывают, что погашение 4.700.000 было осуществлено за счёт денег Викториабанка через предоставление межбанковского кредита ВЕМу. Соответственно, руководство Викториабанка – Политова и Гимпу были вовлечены в схему хищения и лжесвидетельствовали на суде против Платона.

  1. V. Покупка акций Викториабанка в размере 38, 2%.

Шор утверждает, что акции Викториабанка были куплены при его участии неким его знакомым Сергеем Лобановым. А он, Шор, только помогал покупать. При этом в своих показаниях он отрицает дополнительно покупку здания Asito, Центра Мод, компании Alfa Engeneering (владеющей отелем National).

Но согласно расследованию портала NewsMaker и сообщению НБМ и Викториабанка участником компании Insidown в ноябре 2014 года был немецкий гражданин Петер Пауль Фишер. Именно ему НБМ дал разрешение на приобретение этих акций. И лишь только летом 2015 года Сергей Лобанов подал ходатайство в НБМ на разрешение приобрести компанию Insidown. Получается, Шор и здесь врет. Кроме того, Шор уверяет, что его человек в Москве взял у Лобанова 18,5 млн.$ наличными и передал их Платону 13-14 ноября.

Во-первых, в это время Платона не было в России. По данным пограничной службы Украины в это время Платон находился в Киеве, рядом с беременной женой. (Данные пограничной службы Украины прикладываем).

Во-вторых, вес 18,5 млн.$ составляет 220 кг, и их просто физически невозможно ни передать, ни взять.

Интересен и тот факт, что по данным портала NewsMaker, от имени Петера Пауля Фишера сайт компании Insidown регистрировал работник Плахотнюка, гражданин Молдовы Михаил Кукош.

Еще более скандальным и вопиющим является тот факт, что деньги на покупку акций Викториабанка поступили из ВЕМа, также по выданным кредитам. Но ни Прокуратура, ни ЦентрБК, ни НБМ на это никак не реагируют.

Далее, в августе 2015 года именно по требованию министров от ДПМ были приняты скандальные поправки в законодательстве, запрещающие ЕБРР увеличивать пакет в Викториабанке, что было в интересах Insidown.

Докзательства:

а) скриншот с сайта Викториабанка о владельцах доли на декабрь 2014 года, где бенефициаром Insidown является немецкий гражданин Петер Пауль Фишер;

media_142831326097910200

             б) пресс-релиз НБМ, где он уведомляет о выдаче разрешения на владение существенной долей Викториабанка компанией Insidown и ее бенефициаром гражданином Германии Петером Паулем Фишером;

в) обращение Платона к Генеральному прокурору Харунжену с требованием наложить арест на акции Викториабанка, как на приобретенные на похищенные у ВЕМа деньги;

              г) сообщение в печати от обращении Лобанова летом 2015 года в НБМ за разрешением на приобретение акций Insidown;

              д) скриншот с сайта Викториабанка осенью 2015 года о смене бенефициара в компании Insidown на Лобанова;

lobanov

ж) запрос адвокатов Платона в НБМ, ВЕМ, НЦБК о наличии на ноябрь 2014 года счетов Insidown в ВЕМе и о прохождении средств;

з) ходатайство в суд Буюканы о подобном же запросе;

к) данные пограничной службы Украины;

л) скриншоты с NewsMaker, Key-Systems GmbH и MoldData.md.

В. Платон.                                                                   20.03.17.

 

 

Реклама

Вячеслав Платон направил руководству Нацбанка, президенту РМ и послам США и ЕС письмо с доказательствами вины Плахотнюка и Шора в краже миллиарда

Президенту НБМ г-ну С.Чокле,

                                                                                Первому вице-президенту Исполнительного комитета
НБМ г-ну В.Мунтяну,

                                                                                членам Исполнительного комитета НБМ.

                                                                                Копии: Президенту РМ г-ну И.Додону,

                                                                                Главе миссии МВФ в Молдове
г-ну Бену Келмансону,

                                                                                Послу США в Молдове г-ну Дж.Петтиту,

                                                                                Послу ЕС в Молдове г-ну П.Тапиола.

 

Уважаемый господин Президент НБМ!

                            Уважаемые члены Исполнительного комитета НБМ!

57458_plat.lМеня обвиняют в хищении 40 млн $ из ВЕМа в ноябре 2014 года. Обвиняют те, кто эти деньги и похитил. А это означает, что «правосудие» мне не грозит. Поэтому, чтобы доказать свою невиновность, я, подобно Харрисону Форду в известных американских фильмах, вынужден сам расследовать данное преступление. Ну, а так как НБМ совместно с Прокуратурой и НЦБК ищут украденные деньги, но вот уже 2 года так ничего и не могут найти, я решил поделиться результатами моего расследования для частичного возмещения ущерба.

Думаю, если бы я сейчас находился не в тюрьме, то смог бы найти все деньги. Но так как мои возможности сильно ограничены, пока представлю лишь их часть. Сначала самое простое: 12, 5 млн $ пришло на Агроиндбанк для покупки акций Викториабанка с расчётного счета компании Insidown в ВЕМе. Компании, за которой стоит Влад Плахотнюк. Данные средства предварительно были похищены из ВЕМа посредством выдачи заведомо невозвратных кредитов группе компаний Илана Шора.

Хочу отметить, что прежнее руководство НБМ очень оперативно в течение 3 дней выдало разрешение компании Insidown на владение существенной долей в Викториабанке. Так как ваш администратор сидит в ВЕМе, то вы в течение часа можете проверить эту информацию. На тот момент владельцем компании формально являлся немецкий дантист Питер Фишер. Но, согласно расследованию издания NewsMaker.md, за компанией стоит г-н Плахотнюк. Со своей стороны, также хочу подтвердить, что я, являясь в этой сделке представителем инвесторов, продавал акции именно Плахотнюку и Шору. Вот мы уже нашли 12,5 млн. $.

Идем дальше. Так как в ВЕМе не было ликвидности, Шор и Яралов, представляющий в переговорах Плахотнюка, для завершения сделки попросили предоставить ВЕМу межбанковский кредит в размере 20 млн. $. Потому что 12,5 млн. $ были лишь частью стоимости акций Викториабанка. Далее я организовал со стороны Агроиндбанка и Молдинконбанка кредиты ВЕМу, по 10 млн. $ каждый, под залог акций Викториабанка, принадлежащих компании Insidown. Данный залог был зарегистрирован в НБМ, и НБМ дал на него разрешение.

Заметьте, господа, что межбанковские кредиты были даны ВЕМу тогда, когда НБМ уже обратился в Правительство за государственной гарантией. И Правительство на тот момент уже приняло тайное решение о выдаче многомиллиардной гарантии, а НБМ выдает разрешение на увеличение дыры в БЕМе. Нужно отметить, что в это время банковское сообщество еще было не в курсе катастрофической ситуации в БЕМе, так как все это тщательно скрывалось. Но это ладно.

Основной парадокс произошел тогда, когда в пятницу вечером 28.11.2014, в день ввода в ВЕМ временной администрации, пришло требование НБМ и Агроиндбанку, и Молдинконбанку немедленно отозвать межбанковские кредиты ВЕМу. А вдогонку, тут же с резервов НБМ за ВЕМ было перечислено по 10 млн. $ каждому из банков. То есть вместо того, чтобы позволить банкам в счет долга забрать залог акций, чтобы не нанести ущерб государству, НБМ делает все, чтобы не нанести ущерб компании Insidown. А ведь 20 млн. $ кредита ВЕМу как раз и пошли на вторую часть сделки по покупке акций ВЕМа. А так как договор кредита и залога зарегистрирован в НБМ, и НБМ же давал разрешение на залог и перечислил по 10 млн. $ Агроиндбанку и Молдинконбанку, то проверить данную информацию у вас, уважаемые Президент НБМ и уважаемые члены Исполнительного комитета, займет минут 15-17. Вот мы нашли еще 20 млн. $.

Далее идут уже более серьезные суммы.19-20 ноября 2014 года Викториабанк кредитует ВЕМ, а именно его счет ностро в Викториабанке, почти на 2 млрд.лей, что на тот момент составляло 130 млн. $. Не могу не отметить, что этот межбанковский кредит беспрецедентен, так как он в два раза больше всего капитала Викториабанка. И конечно же НБМ не мог не заметить такое наглое и циничное нарушение всех возможных нормативов со стороны Викториабанка. Тем более, что на тот момент уже была выписана гарантия Минфина. Но НБМ еще 11 дней чего-то ждал и не вводил временную администрацию.

Из вышеописанных и последующих действий становится понятно, чего же ждал НБМ. В этот же день ровно на эту же сумму кредитуются компании Шора, и средства отправляются на счет ностро в ВЕМ прибалтийского Privatbank. При этом, как вы отлично понимаете, уважаемые господа банкиры, ни одной живой копейки со счетов не двинулось. На счете ностро ВЕМа в Викториабанке как числилось чуть меньше 2 млрд. лей, так и оставалось числиться. Та же самая картина и со счетом ностро Privatbank в ВЕМе. В этот же день от Privatbank поступили распоряжения в ВЕМ о дебетовании счета ностро в ВЕМе в пользу компаний в Викториабанке.

И конечно же ВЕМ выполнил данное поручение со счета ностро в Викториабанке. В результате однодневной прокрутки средств ВЕМ стал должен Викториабанку 130 млн. $, не потратив на это ни одного цента. А через 8 дней НБМ со своих резервов отдает Викториабанку 130 млн. $ в счет фиктивно сформированного долга. Так как ВЕМ, уважаемые члены Исполнительного комитета НБМ, находится под вашим управлением, то, чтобы подтвердить мои слова, вам будет достаточно одного часа для получения выписок со счета ностро ВЕМа в Викториабанке и со счета ностро Privatbanka Латвия в ВЕМе.

Для большей достоверности прилагаю к письму рапорт работника Службы по борьбе с отмыванием денег НЦБК, который еще в 2015 году раскрыл эту схему. Но по понятным В. Плахотнюку причинам руководство НЦБК не дало этому рапорту ход. Кстати, член Исполнительного комитета Стурзу также знал об этой схеме. Этот вывод я делаю из его письма в Прокуратуру антикоррупции, копию которого я прилагаю. В этом письме Стурзу четко указывает, что один из многочисленных платежей идет на офшорную фирму со счетом в Викториабанке через корреспондентский счет Privatbank в ВЕМе и счет ностро ВЕМа в Викториабанке. Вот и еще 130 млн. $, украденных из ВЕМа.

Мимоходом замечу, что за наглое и циничное нарушение Викториабанком всех возможных нормативов при кредитовании ВЕМа на 2 млрд. лей никто из Правления Викториабанка не был наказан. Да и вообще никакой проверки не было. А ведь в этом участвовало все Правление банка. Я даже уже не беру во внимание участие в краже 2 млрд. лей из ВЕМа.

Уважаемый г-н Президент НБМ! Уважаемые члены Исполнительного комитета! В своих показаниях по уголовному делу, копию которых я прилагаю, Илан Шор признает свое участие в покупке акций Викториабанка для компании Insidown, но уверяет, что действовал в интересах С.Лобанова. Но вам отлично известно, что г-н Лобанов появился в компании Insidown только летом 2015 года. А на тот момент бенефициаром компании, которому вы дали разрешение на существенную долю Викториабанка, являлся очень уважаемый немецкий дантист Питер Пауль Фишер, человек Плахотнюка, с многоговорящим электронным адресом mihai@nobil.md.

Так же прилагаю документы с собственноручным автографом г-на Шора на форвардном контракте между ВЭБ-Капитал и страховой компанией «Арсенал», где г-н Лобанов является Председателем Совета директоров. Как не дадут мне соврать инвестиционные банкиры, такие контракты составляются между номинальным владельцем актива и его реальным бенефициаром. Если у кого-то вдруг возникнет иная интерпретация данного документа, то специально для сомневающихся граждан я готов предоставить еще документы.

Уважаемый г-н Президент НБМ, уважаемые члены Исполнительного комитета! Изложенные мной факты явно свидетельствуют об участии предыдущего руководства НБМ в краже века. И поверьте, это лишь часть фактов. Как только Плахотнюк потеряет власть, а это неизбежно, г-н Дрэгуцану со товарищи тут же попадут на нары.

Ваш безукоризненный послужной список потребовался г-ну Плахотнюку для фасада, для создания видимости реформ и изменений в НБМ. Но уверен, он крепко держит руку на пульсе. Если предыдущее руководство НБМ Плахотнюк использовал непосредственно для воровства, то вас он хочет использовать уже для сокрытия следов преступления. Но, уважаемые господа, это такое же соучастие в хищении, как и непосредственное в ней участие: роли разные, а статья одна.

Прошу вас, не дайте окончательно заворовавшемуся г-ну Плахотнюку впутать вас в его грязные дела. Вы себя не на помойке нашли, чтобы теперь вами затыкали канализационные стоки. Должности приходят и уходят. А честь, достоинство, свобода – понятия вневременные. Призываю вас заблокировать акции Викториабанка, принадлежащие компании Insidown, и потребовать от Генпрокуратуры наложения на них ареста в счет возмещения ущерба ВЕМу. Так же призываю истребовать у Викториабанка и связанных с ним лиц 130 млн. $, похищенных у ВЕМа.

Всем, к сожалению, понятно, что Плахотнюк отменит все эти ваши решения через свои карманные суды. Но это уже будет не ваша проблема, а тех судей, которые примут эти преступные решения. Не лишайте себя достойного будущего! И не лишайте этого будущего своих детей.

С уважением, В.Платон                                         11.04.17

От редакции блога: Через своих адвокатов Вячеслав Платон так же просил опубликовать свои показания, с которыми Вы можете ознакомиться по ссылке.